Вниз

Блог

22 Декабря 2020
Перспективы удаленной работы - Исследование McKinsey в 9 странах
Будущее удаленной работы: анализ 2000 задач, 800 профессий и 9 стран
(Статья подготовлена на основе перевода исследования McKinsey Global Institute: What’s next for remote work: An analysis of 2,000 tasks, 800 jobs, and nine countries)
  
Комментарий Юлии Синицыной, Инсайт директора, партнера Talent Q:
«Очень ценное и своевременное исследование. Особенно важно, что авторы сфокусировались не только на технической, но и на межличностной стороне рассмотренных типов работ. В то же время мы считаем, что необходимо обратить внимание и на некоторые другие факторы, которые могут определять перспективы распространения удаленной работы. В нашей работе в области HR-консалтинга мы ощущаем яд ограничений дистанционного формата.

По нашим наблюдениям, работа в онлайн режиме может снижать эффективность экспертов, которые используют личную харизму или эмпатию в работе с людьми. Происходит это в следствие того, что им в значительной степени приходится опираться исключительно на аналитическое мышление и вербальные каналы коммуникации. Требуется гораздо больше контроля за деталями, которые в оффлайн формате делаются автоматически. Из-за этого, например, дистанционные Центры Оценки, несмотря на удобство с технической точки зрения, буквально выматывают консультантов. 

Присутствуя на совещаниях, мы не видим "невербалики" наших коллег, которая является для каждого человека индикатором отношений к сказанному или сделанному. Высказываясь в ZOOMе в режиме «по очереди», кто-то из участников осторожнее относится к своим словам, больше опасается совершить ошибку, а кто-то, наоборот, теряет контроль и, забывая, что на связи находятся другие заинтересованные стороны, недипломатичным высказываем может вызывать конфликтную ситуацию. Все это затрудняет по-настоящему открытые обсуждения и выработку творческих идей. Несмотря на то, что сейчас все это воспринимается «в штыки», возможно, со временем наше поведение плавно эволюционирует, и мы будем обращаться уже к другим индикаторам, которые будут помогать нам взаимодействовать эффективнее.

В то время как уже существуют современные системы и платформы, позволяющие эффективно организовать онлайн работу, тем не менее скорость решения даже простых вопросов, требующих совместного решения или согласования снижается. Хотя определенно, плюсом "дистанционки" является то, что в таком формате работы можно сосредоточиться на чем-то одном и доделать это до конца.

Отдельно, я бы отметила то, что все мы в той или иной мере обладаем базовой потребностью в аффилиации, в теплом контакте с другими людьми, и мало кто из нас может выдерживать социальную депривацию длительное время. Недавно с интересом ознакомились с исследованием,  доказывающим, что недостаток общения вызывает у человека ощущения, сравнимые с чувством голода. Думаю, что влияние этого аспекта применительно к удаленной работе еще предстоит оценить. 

Необходимо признать, что в работе онлайн для всех нас на первый план выходят цифровые компетенции. Это не удивительно. Но они становятся не просто компетенциями, которые отличают успешных от всех остальных, а гигиеническими факторами, ограничивающими возможности «не цифровых» людей.  Это может повлечь существенную селекцию, которая будет "вымывать" людей, сильные компетенции которых лежат в области эмоционального интеллекта, а не методичности и технических навыков. Как это противоречие разрешится в итоге - непонятно. Но, возможно, на текущем этапе, стоит искать выход в потенциале пар и команд».
ИССЛЕДОВАНИЕ MCKINSEY GLOBAL INSTITUTE
В этой статье мы стремимся детально определить виды деятельности и занятия, которыми можно заниматься из дома, чтобы лучше понять, насколько устойчива модель дистанционной работы. Был проанализирован потенциал удаленной работы - или работы, которая не требует межличностного взаимодействия или физического присутствия на определенном рабочем месте - в ряде стран, Китае, Франции, Германии, Индии, Японии, Мексике, Испании, Великобритании и США.

Была использована модель занятости, разработанная MGI*, основанная на классификации Профессиональной информационной сети O*NET с целью проанализировать более 2000 видов деятельности по более чем 800 профессиям и определить, какие виды занятий имеют наибольший потенциал для удаленной работы.

*MGI, Materials Genome Initiative – Стратегическая инициатива «Геном материалов», крупный инфраструктурный проект информационного обеспечения специалистов в области материаловедения - прим.переводч.

Возможность удаленной работы зависит от сочетания видов деятельности, выполняемых в каждой профессии, а также от их физического, пространственного и межличностного контекста. Сначала мы оценили то, насколько та или иная деятельность теоретически может выполняться удаленно. Это зависит от того, нужно ли работнику физически присутствовать на объекте, чтобы выполнять задание, взаимодействовать с другими людьми или использовать механизмы или оборудование, привязанные к конкретному местоположению.

Многие физические или ручные действия, а также те, которые требуют использования стационарного оборудования, нельзя выполнять удаленно. К ним относятся обеспечение ухода и эксплуатация оборудования, использование лабораторных приборов и обработка транзакций клиентов в магазинах. Напротив, такие действия, как сбор и обработка информации, общение с другими, обучение и консультирование, а также кодирование данных теоретически могут выполняться удаленно.
Во время пандемии работодатели обнаружили, что, хотя некоторые задачи можно выполнять удаленно в условиях кризиса, они гораздо эффективнее выполняются при личном присутствии. Эти виды деятельности включают наставничество, консультирование, а также предоставление советов и отзывов; построение отношений с клиентами и коллегами; привлечение новых сотрудников в компанию; ведение переговоров и принятие важных решений; обучение и тренинг; и работа, которая выигрывает от сотрудничества, например инновации, решение проблем и творчество.

Если, например, адаптация на рабочем месте будет осуществляться удаленно, то это потребует бы существенно больших умственных затрат для получения результатов, аналогичных тем, которые были достигнуты при личном общении. Например, при переходе преподавания на удаленный формат во время пандемии, по мнению как родителей, так и самих учителей, качество обучения пострадало. Точно так же, как и в случаях, когда залы судебных заседаний функционировали удаленно. И вряд ли в будущем слушания будут продолжать вестись онлайн из-за озабоченности по поводу соблюдения юридических норм - некоторым обвиняемым не хватает адекватной связи с адвокатами, а судьи беспокоятся о том, что во время видеоконференций отсутствует возможность оценки невербального поведения участников процесса.

Таким образом, мы разработали два показателя потенциала удаленной работы: максимальный потенциал, включающий все действия, которые теоретически можно выполнять удаленно, и нижнюю границу эффективного потенциала удаленной работы, исключающую действия, которые имеют явную пользу от выполнения лично. 

Статья McKinsey- Таблица 1.jpg

Чтобы определить общий потенциал удаленной работы для рабочих мест и секторов, мы используем время, потраченное на различные виды деятельности в рамках профессий. Мы обнаружили, что потенциал удаленной работы сосредоточен в нескольких секторах. Финансы и страхование обладают наивысшим потенциалом: три четверти времени тратится на действия, которые можно выполнять удаленно без потери производительности. Следующим по величине потенциалом обладают менеджмент, бизнес-услуги и информационные технологии, при этом более половины рабочего времени сотрудников тратится на действия, которые можно эффективно выполнять удаленно. Эти отрасли характеризуются высокой долей работников с высшим или высшим образованием.

Статья McKinsey- Таблица По отраслям - 2.jpg

Потенциал удаленной работы выше в странах с развитой экономикой
Потенциал удаленной работы варьируется в зависимости от страны, что отражает их сектор, профессию и структуру деятельности. Например, бизнес и финансовые услуги составляют значительную долю экономики Великобритании, и у нее самый высокий потенциал для удаленной работы среди исследованных нами стран. Теоретически ее сотрудники могут работать удаленно одну треть времени без потери производительности или почти половину времени, но с меньшей производительностью. Другие страны с развитой экономикой не сильно отстают; их сотрудники могут посвящать от 28 до 30 процентов времени удаленной работе без потери производительности.

McKinsey - Будущее удаленной работы 333.jpg

В странах с развивающейся экономикой занятость смещена в сторону профессий, требующих физической и ручной работы в таких секторах, как сельское хозяйство и производство. Потенциал времени, потраченного на удаленную работу, снижается до 12–26 процентов в странах с развивающейся экономикой, которые мы оценили. В Индии, например, сотрудники могут тратить всего 12 процентов своего времени на удаленную работу без потери эффективности. Хотя Индия известна во всем мире своими высокотехнологичными отраслями и отраслями финансовых услуг, подавляющее большинство ее рабочей силы (464 миллиона человек) занято в таких сферах, как розничные услуги и сельское хозяйство, которые невозможно выполнить удаленно.

Гибридная модель, сочетающая удаленную работу с работой в офисе, возможна для профессий с высоким потенциалом удаленной работы

Для большинства сотрудников некоторые виды деятельности в течение обычного дня поддаются удаленной работе, в то время как остальные их задачи требуют их физического присутствия на месте. Мы обнаружили, что в США только 22 процента сотрудников могут работать удаленно от трех до пяти дней в неделю, не влияя на производительность, в то время как в Индии только 5 процентов. Напротив, 61 процент рабочей силы в США может работать удаленно не более нескольких часов в неделю или не работать вообще. Остальные 17 процентов рабочей силы могут частично работать удаленно, от одного до трех дней в неделю 

Статья McKinsey- Таблица 44.JPG


Возьмем профессию цветочного дизайнера. По нашим оценкам, от половины до четверти его работы можно выполнять удаленно. Он может принимать заказы по телефону или через Интернет и заключать договор на доставку через приложение, но сама цветочная композиция требует нахождения в магазине, где цветы хранятся в холодильнике, а ленты, мох, вазы и другие материалы используются для создания цветочного дизайна должны быть под рукой. Чтобы сделать работу цветочного дизайнера более удаленной, потребовалось бы разделить его различные задачи между всеми сотрудниками цветочного магазина.

В отличие от этого кредитные аналитики, администраторы баз данных и составители налоговой отчетности, среди прочего, могут выполнять практически всю свою работу удаленно. В целом, сотрудники, работа которых требует когнитивного мышления и решения проблем, управления и развития людей, а также обработки данных, имеют наибольший потенциал для работы из дома. И эти специалисты обычно относятся к числу наиболее высокооплачиваемых.

Возможность работать удаленно также зависит от необходимости использования специализированного оборудования. Согласно нашему анализу, техник-химик может работать удаленно только четверть времени, потому что большая часть его работы должна выполняться в лаборатории, где есть необходимое оборудование. Среди медицинских профессий врачи общей практики, которые могут использовать цифровые технологии для общения с пациентами, имеют гораздо больший потенциал для удаленной работы, чем хирурги и рентгенологи, которым требуется современное оборудование и инструменты для выполнения своей работы. Таким образом, среди специалистов здравоохранения эффективный потенциал удаленной работы составляет всего 11 процентов.

Даже для одной и той же деятельности имеет значение контекст, в котором выполняется работа. Рассмотрим задачу «анализ данных или информации», которая может выполняться удаленно статистиком или финансовым аналитиком, но не геодезистом. Аналитики на месте преступления и сотрудники, которые анализируют потребительские тенденции, занимаются тем, что O*NET описывает как «получение, обработку, анализ, документирование и интерпретацию информации», но первые должны прибыть на место, скажем, убийства, а вторые могут это сделать перед компьютером дома. Турагент может рассчитать затраты на питание на основе данных из кухни, а продавец продуктового магазина делает это на основе и инвентаризации товарных полок в магазине.

Кроме того, существуют работы, требующие, чтобы работники находились на месте или лично более четырех дней в неделю. Из-за физической природы большей части их трудовой деятельности такие профессии, как транспорт, общественное питание, обслуживание недвижимости и сельское хозяйство, практически не предлагают возможности удаленной работы. Строительные инспекторы должны выезжать на объект или строительную площадку. Медсестры должны работать в медицинском учреждении. Многие занятия, объявлены социально значимыми во время пандемии - например, уход за больными, обслуживание зданий и вывоз мусора - относятся к этой категории рабочих мест и имеют низкий потенциал удаленной работы.

Этот смешанный образец удаленной и физической активности в зависимости от профессии помогает объяснить результаты недавнего опроса McKinsey среди 800 руководителей компаний по всему миру. Во всех секторах 38 процентов респондентов ожидают, что их удаленные сотрудники будут работать два или более дней в неделю вне офиса после пандемии, по сравнению с 22 процентами респондентов, опрошенных до пандемии. Но только 19 процентов респондентов последнего опроса заявили, что ожидают, что сотрудники будут работать удаленно три или более дней. Это говорит о том, что руководители ожидают, что в их бизнесе будет использоваться какая-то гибридная модель, при которой сотрудники будут работать удаленно и из офиса в течение рабочей недели. У JPMorgan уже есть план, согласно которому 60 950 сотрудников будут работать из дома одну или две недели в месяц или два дня в неделю, в зависимости от сферы деятельности.

В настоящее время лишь небольшая часть рабочей силы в странах с развитой экономикой - обычно от 5 до 7 процентов - регулярно работает из дома. Переход к тому, что от 15 до 20 процентов работников будут проводить больше времени дома и меньше в офисе, может иметь серьезные последствия для городской экономики. Чем больше людей работают удаленно, тем меньше людей каждый день ездят между домом и работой или едут в разные места по работе. Это может иметь серьезные экономические последствия, в том числе для транспорта, продаж бензина и автомобилей, ресторанов и розничной торговли в городских центрах, спроса на офисную недвижимость и других моделей потребления.

Опрос руководителей офисных помещений, проведенный McKinsey в мае, показал, что после пандемии они ожидают 36-процентного увеличения рабочего времени вне своих офисов, что затронет главные офисы и вспомогательные объекты. Это означает, что компаниям потребуется меньше офисных площадей, и некоторые из них уже планируют сократить расходы на недвижимость. Moody's Analytics прогнозирует, что доля вакантных офисных площадей в США вырастет до 19,4 процента по сравнению с 16,8 процента в конце 2019 года и вырастет до 20,2 процента к концу 2022 года. 

Воздействие этого отразится на ресторанах и барах, магазинах и предприятиях сферы услуг, обслуживающих офисных работников, и нанесет ущерб некоторым государственным и местным налоговым поступлениям. Например, REI планирует продать свою новую штаб-квартиру еще до переезда и вместо этого начать работу из дополнительных офисов. Напротив, Amazon недавно подписал договоры аренды в общей сложности 900 000 футов офисных площадей в шести городах США, сославшись на отсутствие спонтанности в виртуальной командной работе.

Поскольку технологические компании объявили о планах постоянной удаленной работы, средняя цена аренды квартиры с одной спальней в Сан-Франциско упала на 24,2 процента по сравнению с прошлым годом, в то время как в Нью-Йорке, где вначале проживало примерно 28000 жителей на каждую квадратную милю по состоянию на 2020 год в сентябре пустовали 15000 квартир, сдаваемых в аренду, — это самый высокий показатель за всю историю.

Напротив, в пригородах и небольших городах вспыхивают войны за участие в торгах, поскольку удаленные работники ищут менее изнуряющий и менее дорогой образ жизни и дома с комнатой, которая может служить офисом или тренажерным залом, хотя неясно, насколько успешными будут компании с сотрудниками, разбросанными далеко расположенных друг от друга локациях.

Удаленные работники также могут изменить структуру потребления. Экономия на транспорте, обедах и офисном гардеробе может легко найти другое применение. Быстро выросли продажи оборудования для домашнего офиса, цифровых инструментов и улучшенного оборудования для связи.

Еще предстоит увидеть, приведет ли переход к удаленной работе к повышению благосостояния небольших городов. Предыдущее исследование MGI в Соединенных Штатах и Европе показало тенденцию к большей географической концентрации работы в мегаполисах, таких как Лондон и Нью-Йорк, и быстрорастущих центрах, включая Сиэтл и Амстердам. Эти места привлекают многих молодых, высокообразованных работников того же типа, которые лучше всего могут работать удаленно. Еще неизвестно, замедлит ли переход к удаленной работе эту тенденцию или же самые оживленные города останутся магнитом для таких людей.
Подходит ли удаленный формат для высокой продуктивности работы?
 В конечном итоге ответ на этот вопрос может определить его популярность, особенно с учетом длительного периода снижения производительности труда, предшествовавшего пандемии. Пока что нет ясности. Около 41% сотрудников, ответивших на опрос потребителей McKinsey в мае, заявили, что они более продуктивны, работая удаленно, чем в офисе. По мере того, как сотрудники приобретали опыт удаленной работы во время пандемии, их уверенность в своей продуктивности росла, при этом количество людей, заявляющих, что они работали более продуктивно, увеличилось на 45 процентов с апреля по май.

Имея за плечами девять месяцев опыта, все больше работодателей видят несколько более высокую производительность своих удаленных сотрудников. Интервью с руководителями по поводу удаленной работы вызвали неоднозначные мнения. Некоторые выражают уверенность в возможности продолжения удаленной работы, другие говорят, что не видят положительных моментов в удаленной работе.

Одним из препятствий для производительности может быть возможность подключения к высокоскоростному интернету. Развитие цифровой инфраструктуры потребует значительных государственных и частных инвестиций.

Удаленная работа для женщин представляет неоднозначный опыт. С одной стороны, она повышает гибкость - отсутствие необходимости физически находиться рядом с коллегами по работе, обеспечивает независимую работу и более удобный график, - а также производительность с меньшими затратами времени на поездки на работу. Однако удаленная работа также может увеличить гендерное неравенство на рабочем месте, усугубляя регрессивные эффекты COVID-19. Женская рабочая сила во многих странах более сконцентрирована в профессиональных кластерах, таких как здравоохранение, общественное питание и обслуживание клиентов, которые имеют относительно низкий потенциал для удаленной работы. Предыдущее исследование MGI о гендерном паритете показало, что рабочие места, выполняемые женщинами, на 19 процентов более подвержены риску, чем рабочие места, выполняемые мужчинами просто потому, что женщины непропорционально представлены в секторах, наиболее негативно затронутых COVID-19.

Некоторые формы удаленной работы, вероятно, сохранятся еще долгое время после победы над COVID-19

Это потребует многих изменений, таких как инвестиции в цифровую инфраструктуру, освобождение офисных площадей и структурное преобразование городов, сферы общественного питания, коммерческой недвижимости и розничной торговли. Это также рискует обострить неравенство и создать новый психологический и эмоциональный стресс среди сотрудников, в том числе из-за изоляции. Для большинства компаний использование сотрудников вне офиса потребует переосмысления многих процессов и политик.